Принято считать, что Россия - это страна, где много-много диких программистов: благодаря все еще хорошей системе образования и природной русской склонности при каждом удобном случае проявлять смекалку («креативность», как теперь говорят) они водятся здесь в изобилии. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что, как ни странно, именно дефицит IT-кадров стал главной проблемой в деле компьютеризации нашей экономики.



Hе так давно после одного «круглого стола», посвященного проблеме подготовки IT-кадров, автор этих строк уже на выходе из зала спросил директора «1С» Бориса Нуралиева, не жаль ли ему потраченного времени (уж очень много там говорили общих слов). Борис ответил: «Надо было прийти, потому что я не знаю, как эту проблему решать. Честно, не знаю».



Для «1С» (компания поставляет софт для автоматизации бизнеса) нехватка IT-консультантов на протяжении как минимум шести последних лет — проблема номер один. То же и у конкурентов, внедряющих импортный софт.



Генеральный директор кадрового агентства «Коннект Персонал» Елена Познякова приводит следующие сведения о росте зарплат на этом рынке: консультанты SAP R/3, Oracle на начало 2004 года в среднем ежемесячно зарабатывали $1500 в виде оклада, не считая бонусов, плюс полный соцпакет. Совокупный доход таких специалистов составлял $2500, опять-таки в среднем, а ведущие специалисты получали $3000—3500. В июне 2005 года совокупный доход консультанта составляет уже $4000, а по отдельным особо дефицитным позициям достигает $5000. Для сравнения: консультант, специализирующийся на отечественной системе «1С:Предприятие», в начале 2004-го стоил $800—1200, а в июне 2005-го — уже $2000. Те же данные (средняя месячная зарплата на начало 2004-го и в июне 2005-го) применительно к другим программным продуктам этого класса, Navision и Axapta, таковы: $1500— 2500 против $2000—3000.



И что интересно — этих специалистов не готовит ни один российский вуз. По официальным данным Мининформсвязи, в IT-индустрии занято 400 тыс. человек. Около 250 вузов готовят специалистов в области информационных технологий, но общее число студентов по таким специальностям не превышает 100 тыс. человек из более чем 3,5 млн. студентов, заочников в том числе. За последние годы выпуск по IT-специальностям составляет менее 10 тыс. специалистов в год. При этом «система подготовки профессиональных кадров в сфере информационных технологий не соответствует потребностям IT-индустрии, и ни один из университетов в России не обеспечивает подготовку специалистов в полном объеме в соответствии с основными международными стандартами». Прогноз на 2010 год таков: число занятых в отрасли составит 8 тыс. человек, в то время как совокупный спрос на IT-кадры достигнет 2,4 млн. человек. Вычитаем одно из другого и получаем к 2010 году дефицит в 1,6 млн. человек.



Бизнес свыкся с дефицитом кадров так, как свыкаются с хроническим заболеванием. Леонид Забежинский, вице-президент группы компаний IBS, говорит, что проблема кадрового дефицита, бесспорно, существует, и не видит в констатации этого факта никакой новизны, хотя и отмечает «некоторое усиление» кадрового дефицита. Действительно, говорит г-н Забежинский, специалистов по внедрению систем автоматизации предприятий наши вузы не готовят, кроме разве что факультета бизнес-информатики в Высшей школе экономики. Что касается перегрева рынка IT-консультантов, то оплата их услуг осуществляется почасово или по дням и тарифы здесь не растут или растут вместе с инфляцией. Это означает, что и зарплаты должны быть стабильны. Однако нехватка квалифицированных людей все равно возникает из-за увеличения количества проектов.



Президент консалтинговой группы «Борлас» (специализируется на программных продуктах Oracle) Алексей Ананьин не склонен считать, что проблема дефицита кадров стала «неуправляемой». По его, как он сам подчеркивает, субъективному мнению, компания восполняет штат специалистов не столько за счет молодых выпускников вузов, сколько благодаря миграции IT-консультантов из компаний, внедряющих софт отечественного производства. «Я ни в коем случае не хочу сказать, что отечественный производитель проигрывает конкуренцию, нет. Я просто отмечаю объективно существующую тенденцию», — говорит Алексей. По мнению г-на Ананьина, пик температуры на рынке IT-кадров уже пройден, заработная плата консультанта стабилизировалась на уровне $1700— 1800. Прежде недобросовестные специалисты пользовались ситуацией, требуя прибавки к жалованью даже до конца реализации очередного проекта.



Президент Группы компаний ИКТ (один из крупнейших российских партнеров немецкой SAP AG) Валерий Табаков считает важным источником кадров российскую провинцию, а также Украину и Белоруссию. Ежегодно компания принимает на работу около 50 консультантов, а 15—20 — увольняются. Общий штат этих специалистов составляет 180 человек, из них 115 специализируются на системе SAP R/3. Базовое образование у этих людей, как правило, техническое.



Заведующий кафедрой «Информационные технологии» Финансовой академии при правительстве РФ, доктор экономических наук, профессор Дмитрий Чистов отмечает «структурные диспропорции» на рынке IT-кадров. По его словам, ситуация выглядит внешне очень странной: спрос на специалистов есть, есть и предложение, но спрос и предложение не удовлетворены друг другом. Например, велика потребность в системных администраторах, но с опытом работы. Выпускнику такой опыт взять неоткуда, ему приходится начинать с самого низа. Что касается IT-консультантов, то тут ситуация еще сложнее. Банки, например, просят не просто айтишников, а тех, кто кроме компьютеров разбирается и в работе кредитного учреждения. Автоматизация предприятий предполагает знание не только (и не столько) программирования. Здесь требуется умение анализировать бизнес-процессы, понимать применительно к конкретной отрасли. Как готовить такие кадры, пока не вполне ясно. Даже если наша кафедра будет выпускать в год 2—3 группы подготовленных к работе с «1С:Предприятием», это никак не уменьшит дефицит подобных кадров. Фирма «1С» нуждается в индустриальном производстве специалистов в масштабе страны. Это даст возможность, между прочим, самореализоваться педагогам высшей школы: если ты хороший специалист, можешь преподавать на курсах для IT-консультантов, например, и неплохо зарабатывать.



Профессор Чистов отмечает еще одно обстоятельство: учить студентов современным информационным технологиям очень дорого. Даже с учетом скидок, предоставляемых компаниями—производителями софта, оборудовать рабочие места в учебных классах Финансовой академии стоит более $600 тыс. Но это необходимость. Знание IT для любого выпускника независимо от специальности стало условием успешной карьеры. Вот реальный пример. Первым заданием молодого экономиста, подготовленного по специальности «банковское дело», стала автоматизация работы кредитного отдела с помощью стандартных средств MS Office. Он это задание выполнил. А теперь дорос до начальника кредитного департамента крупного банка. Даже простейшее знание Excel, оказывается, дает ощутимое конкурентное преимущество для начинающего специалиста.



Что дальше? Если не удастся сохранить в жизнеспособном состоянии систему высшего образования, проблема дефицита IT-кадров едва ли станет фатальной. Однако неизвестно, во что реформирование высшей школы выльется к 2010 году. Рассказывает знакомый доцент МГТУ имени Баумана: «Хорошая штука ЕГЭ. Забавная. Прошлым летом к нам приезжал автобус с абитуриентами из Татарии. У всех ЕГЭ не меньше 95%, но никто не знает, что такое синус. Сходили на собеседование, много времени это не заняло. Спросили, где тут поблизости еще вузы есть, снова погрузились в автобус и уехали».

Комментарии: (0)   Рейтинг:
 
Профиль
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


 
Статистика
Онлайн:
0 пользователей, 26 гостей :

Ссылки